Изменился ли кабельный мир в 2020 году?

0
10
views

Одну из ключевых позиций в повестке 76-е Общего собрания членов Некоммерческого партнерства «Ассоциация «Электрокабель» заняла дискуссия «Изменился ли кабельный мир в 2020 году. Рецепты успеха», которая проводилась во второй день работы Общего собрания. Максим Третьяков, модератор дискуссии, генеральный директор «ЭЛКАТ» и вице-президент Ассоциации «Электрокабель» («АЭК») обозначил три главных вопроса перед началом сессии, предложив их поэтапное обсуждение.

Как пандемия повлияла на кабельные предприятия?

Сергей Зинуков, председатель совета директоров «Людиновокабель», отметил очевидные издержки бизнеса, которые появились с введением мероприятий по соблюдению норм санитарно-эпидемиологической безопасности: выдача масок, установка санитайзеров, закупка оборудования для контроля температуры. Также, он привел пример необходимость проведения клининговых процедур, которые в общем счете отнимали почти 2 часа из ежедневного рабочего времени завода, что оказывало дополнительное влияние на расходы и потери в эффективности. Однако, в то же время, в период эпидемии предприятие адаптировалось к уникальному опыту перевода сотрудников на удаленный формат работы. Сейчас несколько отделений компании, в частности маркетинг, продажи, бухгалтерия – могут более оперативно перестраиваться под разные режимы работы. До сих пор, фактически в работе московского офиса компании на удаленной работе действует почти половина персонала. А это, в свою очередь, позволило сократить офисную площадь и снизить издержки. Спикер отметил, что несмотря на ряд минусов, кризис – это по-прежнему время для нахождения новых возможностей и переосмысления уже привычных.

«Севкабель» был подготовлен к условиям эпидемии, адаптировав многие процессы к новым реалиям. Об этом аудитории рассказал Олег Айрапетов, коммерческий директор предприятия. Помимо обычных мер, вроде масок и санитайзеров, «Севкабель» организовал транспортировку сотрудников производства от дома до завода, выделив специальные транспортные средства и водителей. В то же время, высокий уровень автоматизации процессов позволил достаточно легко перейти практически всему офисному персоналу на формат удаленной работы. Тем не менее, в ходе «нерабочих каникул» был выявлен ряд проблем, в следствии чего была инициирована работа над ошибками, успешно завершившаяся к настоящему моменту. По наблюдениям Олега Айрапетова, на «удаленке» рабочее время сотрудников стало использоваться более грамотно. А тот отрезок времени, который многие раньше проводили в дороге на работу, сотрудники стали использовать в качестве рабочего времени – повышая свою результативность.

Другую сторону последствий пандемии раскрыл Сергей Гладких, генеральный директор «Москабель-Фуджикура». Он обратил внимание, что многие из этих последствий имели прямую зависимость от места нахождения каждого отдельного предприятия, ввиду различий в принятых мерах в том или ином регионе РФ. Так, по его мнению, самый жесткий ряд мер был принят в Москве и Московской области – вплоть до жесткой пропускной системы, которая почти полностью остановила работу предприятия на две недели. В отношении издержек, Сергей Гладких отметил присутствие трат на уже упомянутые средства защиты и дезинфекции, но обратил внимание на их несущественность. Большие издержки компания понесла в логистической сфере – транспортная доступность в ходе пандемии была гораздо ниже, а стоимость транспортировки повысилась в разы. Но в противоположность этому – уменьшилось число командировок. В то же время, пандемия оказала влияние на закупаемые материалы для производства оптического кабеля – «Москабель-Фуджикура» закупает большую часть материалов в Европе, где эпидемия началась раньше России, что повлияло на резкое снижение цен (которое у российских поставщиков совсем не произошло). Цены на импортные материалы упали на 20% и продолжают свое падение, несмотря на постепенную стабилизацию экономической ситуации. И этот фактор повлиял на повышение экономической эффективности производства компании.

Как пандемия и текущий экономический кризис могут изменить структуру отрасли?

Вторым вопросом, Максим Третьяков предложил коллегам вывести свое видение будущего – как пандемия и текущий экономический кризис могут изменить структуру отрасли? Происходящие в различных сферах жизни социальные изменения, рост электронной коммерции, отказ от офисных помещений, введение онлайн-обучения, удаленное проведение мероприятий уже показывают возможность преобразования привычных нам порядков. По мнению пессимистов, идея общества, основанного на тесных социальных связях и чувстве единства с другими может стать пережитком прошлого. Какое будущее может ждать кабельный рынок?

Продолжая «оптическую» тему, первым ответил Сергей Гладких. По его словам, несмотря на все негативные последствия пандемии, многие представители оптоволоконного рынка «потирали за спиной руки» – ввиду увеличения времени пребывания людей в интернет-пространстве, увеличения нагрузки на многие ресурсы, потоков информации – ожидалось и естественное увеличение в потреблении соответствующего кабеля.  Однако, по наблюдениям спикера, на данный момент о резком росте говорить не приходится и перспектива подобного роста по факту достаточно неоднозначна. Отмечая же точку зрения вопроса со стороны перевода персонала на удаленный формат работы, Сергей Гладких выразил мнение о том, что эффективность сотрудников в условиях работы на дому заметно снижается. Он сравнил уровень КПД в режиме «удаленке» на пороге 50-60% в сравнении с привычным режимом офисной работы.

Олег Айрапетов высказал мнение о грядущем снижении количества игроков на отраслевом рынке. Специалист сравнил 2007 год с настоящим временем, отметив что на тот момент количество кабельных производителей и поставщиков насчитывало порядка 200 компаний. Сегодня эта цифра превышает 500 организаций. Кабельный рынок является перенасыщенным предложением и высококонкурентным, причем конкурентная борьба на сегодняшний день сведена к ценовой борьбе. Результатом этого является демпинг цен, что негативно скажется на предприятиях, которые не умеют, не приспособлены к работе в подобных условиях. Олег Айрапетов считает, что часть предприятий прекратит свою работы, не выдержав борьбы и не имея возможности компенсировать выпадающие доходы. Еще одна часть будет поглощена, либо перейдет под управление более крупных игроков рынка, имеющих большие возможности и ресурсы.

Внести немного позитива решил Илья Куликов, руководитель группы проектов по развитию потребления в энергетике и кабельной промышленности ОК «Русал». Во время пандемии, при сокращении выпуска кабельных изделий, сократились и отходы меди и алюминия. По словам спикера, многие ломозаготовительные предприятия терпели дефицит и убытки в период пандемии. Этот фактор сказался на росте потребления первичного алюминия у ОК «Русал»: многие предприятия различных отраслей промышленности, ранее прибегавшие к более дешевому, но менее качественному вторичному алюминию, в условиях дефицита, перешли на первичный. Это благополучно сказалось не только на финансовых показателях, но и на качестве конечной продукции потребителей алюминия. Изменения в части персонала, по мнению Ильи Куликова, также не заставят себя долго ждать. Уже сейчас намечается тенденция, согласно которой многие крупнейшие компании России рассматривают варианты переноса московских штаб-квартир в регионы, к головным предприятиям где расположены производства. В ближайшем будущем стоит ожидать постепенного сокращения в эксплуатации офисных помещений в крупнейших городах страны.

Алексей Колесников, директор по маркетингу ТПД «Паритет» отметил что любые структурные изменения будут занимать длительное время и на данный момент предугадать их довольно сложно. Он обратился к экономическим факторам, высказав мнение, что на грядущие 3 года стоит ожидать стабильный уровень расхода государственного бюджета, однако и повышение налоговых обязательств, вместе с сокращением инвестиционных программ. Это приведет к «сжатию» рынка и возможному всплеску очередной волны фальсифицированной и контрафактной продукции – поэтому к данному исходу стоит готовится уже сейчас.

Ближайшие 5 лет кабельная промышленность будет терять свою инвестиционную привлекательность. Такую точку зрения высказал Сергей Зинуков. По его наблюдениям, отраслевой рынок находится в кризисе с 2009 года, с момента начала тенденций по сокращению издержек и перехода части производителей к максимальной экономии. Сейчас на рынке существует большой переизбыток мощностей, с регулярным появлением новых игроков. Подобная ситуация будет лишь укрепляться в ближайшей перспективе, что окажет негативное влияние на темпы роста и развития рынка.

Два существенных фактора, которые повлияют на структуру отрасли, отметил Игорь Шайнога, генеральный директор УК «УНКОМТЕХ». Первым фактором являются бюджетные потери государства. Так, по информации спикера, бюджеты правительств Москвы и Московской области потеряли порядка 25% в пополнениях. В связи с этим следует ожидать усиленных проверок, предвзятого отношения от налоговой инспекции и всевозможных надзоров – задачей которых станет «вытащить деньги». В частности, 1 октября закончился шестимесячный мораторий на банкротство предприятий и в момент проведения дискуссии уже было объявлено о банкротстве трех крупных предприятий кабельного рынка. Вторым фактором является начало очередных проблем с качеством продукции, появления «управляемого контрафакта» и попыток изменения рынка под интересы крупнейших игроков и потребителей. В период пандемии, многие вновь столкнулись с использованием практики: «друзьям – контракты, всем остальным – закон». Часть основных потребителей кабельной продукции, в том числе организующих проекты качественного контроля, стали проводить целевые проверки и отбор «избранных» поставщиков. Использования существующих инструментов и контроль потоков прибыли и объемов может привести к полноценному переделу рынка, вплоть до удаления нежелательных или несговорчивых игроков. «Готовьте скальпы, вам скажут куда их отнести», – заключил спикер.

Какой поддержки ждут от государства?

Заключительным вопросом, Максим Третьяков поинтересовался у спикеров – что кабельщики ждут от государства, какой помощи и какой формы поддержку?

Государство должно повысить протекционизм отечественного рынка – защитить сегменты рынка от импорта всеми возможными способами, считает Сергей Гладких. На примере суровых европейских мер, таможенному барьеру – нам следует обратиться к применению аналогичной практики. Дополнительно, государству следует усилить поддержку в экспортной части: начиная с поддержки в выставочной, рекламной деятельности компаний, финансовой поддержки по кредитованию проектов.

Олег Айрапетов считает, что государство должно инвестировать средства в крупные строительные проекты, которые создадут спрос для кабельной промышленности, новые рабочие места. Окажут оздоровительное влияние на экономику в целом. Еще одним важным фактором является финансовая надежность госзаказчиков. Когда крупные компании федерального уровня задерживают оплаты по закупаемой продукции, это создает снежный ком, который приводит к кассовым разрывам, задержкам по оплате закупаемых материалов, кредитов и так далее. Если государство будет влиять на финансовую дисциплину бюджетных организаций, это позволит получать предприятиям оплату в срок, что станет очень большим плюсом для работы рынка в целом.

В первую очередь, государству стоит отойти от практики отстаивать интересы страны в имидже «плохого парня», считает Алексей Колесников. Бизнес России заинтересован в снятии санкций и более плодотворной работе с зарубежными коллегами, в то время как внешняя политика и жесткое позиционирование Правительства влекут за собой негативные последствия. И вторым важным фактором является необходимость роста обеспеченности населения, так как любая экономика растет за счет роста внутреннего потребления и постепенного усиления экспорта. На данный момент эти факторы в РФ практически не развиты.

В заключении дискуссии Сергей Зинуков задал риторический вопрос: «А чем действительно государство может помочь»? Спикер обратился к периоду пандемии, когда силами «АЭК» был организован Координационный центр, детально разработавший ряд экстренных мер поддержки промышленности, которые были полностью проигнорированы государством. Он вспомнил о создании списка системообразующих предприятий, в число которых не была включена основная доля подходящих под этот критерий кабельных предприятий. А те, единицы, которые в итоге оказались включены, попали туда с большими усилиями. Государство оставило промышленность в позиции «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», поэтому никакой поддержки от него ждать не приходится. Остается лишь надеяться на формирование инвестиционного спроса и развития рыночной экономики, принимая в этом самое активное участие.

Источник: RusCable.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here